(no subject)

... не придет и не скажет: "Я не просил меня рожать". Всем нерожденным через меня: пожалуйста.

(no subject)

Когда я умру, первые сто лет я буду лежать на кровати в дедовой квартире, на пятом этаже сталинского дома на проспекте Ленина. Будет декабрь, долгая темнота, фонари и бесконечные троллейбусы внизу.

Потом я окажусь на даче, и будет сто лет июля. Папа будет чинить теплицу, мама готовить обед в летней кухне, а я буду сидеть и разбивать кирпичи в оранжевую пыль, чтобы рисовать ей узоры под яблоней.

Только не бросайте меня обратно в этот терновый мир.

(no subject)

Когда ныряешь сам в себя и не хочешь выныривать, эго раздувается, ощущение всемогущества, темных умений и мрачных сил.
Не смотря на то, что на самом деле я просто мясной чебурашка.
Наблюдения за собой выявляют все больше и больше примитивно устроенных закономерностей. Я с легкостью могу расписать по дням недели острова отчаяния, радости, творчества, агрессии и скуки.
Почему упал Морнингстар? Тяжесть в душе перевесила, вот так оно все просто.
Как-то само собой появляется чувство избранности, собственного великолепия, отделенности и войны против всех.
Мятежник и бунтовщик, разум и эго.
Я из мира голодных беспокойных духов.

(no subject)

Тру-депрессивные - самые деликатные люди на свете. Они будут чутки к другим, безответно добры, пока однажды левая и правая половина не уравновесятся в своей невесомости. Вы поймете об этом только когда они исчезнут.

(no subject)

Как хочется создать свой собственный мир. А если и не мир, то хотя бы окружить себя полностью своим, уникальным. Ни одной массовой вещи. То, что невозможно сделать своими руками, заказать. Дело дорогое и обидно невыполнимое.

Но это такое бесконечное удовольствие - читать книгу любимого автора, с иллюстрациями, которые ты сам выбрал, напечатанную в единственном экземпляре, спать под одеялом, которое ты сам сшил, планировать мебель, которой ни у кого не будет. Эти вещи должны быть максимально добротны и быть со мной до последнего вздоха.

(no subject)

Непобедимый и чудесный мой Обсессив-Компалсив. Одно из проявлений - желание сортировать все, что только можно. Книги, выстроенные в шкафу по цвету, и, внутри цвета, по размеру - это приятная мелочь. Вот бы взять тысячи две человек и сначала собрать их в группы по типу внешности, потом за центр такта взять шаблонный тип, а далее, к другому такту выстроить людей в порядке живого морфинга.

Мои идамы



Если бы я умела рисовать, я бы создала сама для себя комиксы с приключениями трех моих личных героев - Тары, Брата Ф (Св. Франциск) и Сына Дракона (Акутагава). Старым мастером-наставником у них был бы Чехов. Планета была бы как Луна - одна половина постоянно освещена, другая - постоянно в темноте.